Статья
8247 14 декабря 2021 9:23

А был ли буллинг?

Возможно, вы не заметили, но пока мы перестреливались цифрами и фехтовали графиками, в тщетной надежде доказать друг другу, кто обманут, кто обманщик, — человечество под сурдинку воплотило свою давнюю, ошибочно признанную несбыточной мечту.

Мы, наконец, воленс-ноленс, стали братьями и теперь действительно живём в одной большой, шумной и сварливой, обречённой на совместное выживание семье. B одной большой, шумной и сварливой коммунальной квартире. В эдакой мировой «Вороньей слободке» на голубой планете Земля. И теперь уже неважно, чья конкретная бабушка её запалит, потому что чья бы ни была бабушка, а полыхнём все месте. 

Это и называется глобализацией или миром без границ. Если вирус — то один на всех. Если кошмар — то общий. Если мода — то повсеместно и одновременно. 

Вот эта самая «одновременная повсеместность» особенно настораживает и заставляет задуматься: каким таким чудом природы можно объяснить одномоментные вспышки одинаковых проблем, в России и в Европе. А также на редкость одинаковoe их освещение.

Например, заморское слово «буллинг» или, в переводе на простецкий, «травля» — для менее изящных ушей и умов. Травить можно диких животных, цивилизованных людей и домашних тараканов. Высокообразованных сотрудников серьёзных учреждений или недоучившихся школьников всех возрастов.

В школе, на работе, на охоте травля была всегда. Возникла испокон веков и непременно продлится до скончания времён. С травлей боролись самыми разными доступными методами. Травля бывала безнаказанной и наказуемой — кому как везло. Но никогда ещё травле не приписывали важность государственного уровня и не созывали народ на борьбу с травлей, как с одной из важнейших текущих проблем.

Здесь следует уточнить, что не всякая травля удостоилась подобной чести, а только та её часть, которая имеет отношение к школьным учреждениям и с некоторых пор называется заморским словом «буллинг». От обычной травли школьный буллинг отличается названием и присвоенным ему уголовным наказанием. Для начала, в европейской части нашей мировой Вороньей слободки. А как доработают детали — ждите скоро и повсеместно.

В начале декабря текущего года, французская пресса начала громкую кампанию оповещения основательно заморенного двумя пандемическими годами населения о масштабах и опасностях «школьного буллинга», принявшего (согласно опубликованным данным) катастрофические размеры. Само определение «буллинга» не особенно уточнялось и до сих пор не совсем понятно, считать ли буллингом, например, привычные детские дразнилки с обзывалками. Или только в случае, если они повторяются и становятся регулярными. Или только в случае, если они приводят к нехорошим и даже трагическим последствиям.

Если результатом буллинга становится реальная психологическая или психическая травма, требующая медицинского вмешательства, любая разновидность этой травли отныне признаётся преступлением и скоро будет караться по новым, исключительной строгости законам.

Проект нового закона о школьном буллинге, предложенный к рассмотрению во Франции в начале декабря (и предназначенный на официальное утверждение 12 января 2022), предусматривает наказания беспрецедентных размеров, в зависимости от степени нанесённого жертве ущерба: от 3-х лет тюрьмы и 45 000 евро штрафа, до 10 лет тюрьмы и 150 000 евро штрафа, в случае доведения до самоубийства.

Это страшно звучит, но совершенно невозможно представить, каким образом подобный закон будет воплощаться в жизнь: к кому смогут быть применимы указанные тюремные сроки, если тюремное заключение несовершеннолетних во Франции по определению невозможно? И кто будет в состоянии выплачивать указанные суммы жертвам, если указанными суммами, даже в кредит гипотетически не располагает среднестатистическое население?

Иными словами, уже сейчас ясно, что реализация проекта однозначно невыполнима, ещё до его введения в силу и значит, проект имеет чисто «пугательное» назначение, которое, учитывая всеобщую осведомлённость о его невыполнимости, вряд ли заставит воздержаться возможных агрессоров.

Ещё более грубыми словами, проект введения такого рода наказаний можно было бы заслуженно озаглавить обыкновенной «говорильней» , в изящной словесности называемой «эффектом анонса». 

Закономерно возникает вопрос, почему такая важная тема поднимается на штыки французских передовиц именно сейчас? Какие для этого реальные основания? 

Согласно официально опубликованным данным, «буллингу» во Франции подвергается один школьник из десяти. Эти данные включают не конкретно зафиксированные и основательно подтверждённые случаи, но результаты устных опросов: случалось ли вам когда-нибудь ощущать себя жертвой травли? Иначе говоря, если вас неоднократно назвали «жадиной-говядиной», «жиртресом» или (упаси Господь!) «п...расом», вы с полным правом можете засчитать это травлей и причислить себя к жертвам школьного буллинга, за который ещё никто не поплатился — и вас тоже посчитают в общую статистку, как козлёнка из мультфильма.

И на основании таких подсчётов поднимут шум и предложат новый закон. Кроме ужасающих и изначально невыполнимых наказаний, закон этот намеревается усилить и улучшить уже существующие структуры, призванные бороться с травлей и не допускать её: штат школьных психологов, консультантов, лекторов и всяческих ассоциаций, распространяющих полезную информацию, относительно возможностей предотвращения критических ситуаций. Учителей собираются в очередной раз отправить на повышение квалификации, чтобы лучше распознавать первые признаки начинающейся травли кого-нибудь из учеников. Учеников собираются регулярно информировать об опасностях травли и натаскивать на выявление первых признаков среди соучеников. В том числе — вовремя и основательно рапортовать о своих подозрениях всем заинтересованным лицам — от учителя, до школьного представителя охотников за буллиногом — психологов, членов анти-буллинговых ассоциаций и т. д. 

Этот аспект выявления и донесения своих «подозрений» до кого следует тоже, кстати, имеет весьма своеобразный нюанс: представьте, например, случаи возможных ошибок или намеренных оговоров...

Всю уже существующую структуру противодействия и помощи пострадавшим ещё раз перетряхнут, обновят методичками, обогaтят специально выделенным на эту тему временем, в ущерб другим дисциплинам.

И всё-таки, всё-таки...Oдин из десяти. Один не серьёзно пострадавший, а просто заявивший, что его обижали. Хоть раз. Это во Франции.

В России, по только что обнародованным данным, каждый третий школьник заявляет, что был объектом травли и каждый десятый, что не решился об этом рассказать. На основании всё таких же устных опросов, а не неопровержимых доказательств.

Тема поднимается и подаётся в российских и европейских СМИ одновременно. Обсуждение затрагивает роль родителей, учителей и социальных сетей в выявлении и прекращении буллинга. Проблема возводится на уровень национального масштаба и в качестве «зарубежного опыта» приводится пример Франции, объявившей невиданный размах показательных (но невозможных на практике...) наказаний.

В бурлении поднятых страстей за кадром остаётся один удивительный момент. Сосредоточьтесь и соображайте.

Одновременно с объявлением проекта нового анти-буллингового закона, на французском телевидении грянул скандал с ужасающими цифрами детских и подростковых самоубийств. Сразу несколько очень серьёзных врачей попытались привлечь внимание общественности к страшному факту: за два последних пандемических года, количество детских и подростковых самоубийств побило все доселе известные земные рекорды. Сразу несколько докторов назвали цифру, превышающую 200% и предоставили графики, в подтверждение.

Целый ряд медиков, социологов, психологов, психиатров и психотерапевтов, успели обильно обсудить проблему и вплотную подойти к выводу, что эти страшные цифры, совместно с взметнувшимися вверх процентами обращений к психологам и психиатрам находятся в очевидной прямой связи с введёнными два года назад и регулярно с тех пор проводимыми «санитарными мерами». 

Уже успели заслушать ряд свидетельств, констатирующих случаи глубоких депрессий у детей (!!!) и «анормального ухода в виртуал» у подростков, уже не отлипающих от компьютеров, после локдаунов начавших страдать агорафобией и не желающих выходить из дома вовсе. Уже обсудили задержки развития у самых маленьких в яслях и детсадах, связав эти задержки с невозможностью наблюдать нормальную человеческую мимику, отныне спрятанную за защитными масками.

Уже показали неоспоримую зависимость «молний» самоубийств детей и подростков от начала введения «санитарных мер» — ровнёхонько, два года назад.

И вдруг, внезапно замолчали об этом обо всём, зато столь же внезапно взахлёб бросились бороться c «буллингом», оказавшимся главным врагом детей и подростков. Надо понимать, врагом, особенно заматеревшим за период бесконечных карантинов, когда их всех лишали обыкновенной возможности общаться и «буллить» друг друга...

Вам действительно кажется, что между этими кошмарами нет никакой связи? Ни в Европе, ни в России? Вы действительно верите, что детскую психику и подростковые жизни в опасно возрастающих количествах калечит и уносит именно школьный «буллинг», а не что-то другое?

Что все текущие «санитарные мероприятия», от полулиц, спрятанных за кусками материй, до новых «статусов» самих детей и их родителей («куаркодный» или нерукопожатный?..), от ковыряния палочками в носах, до истеричных оскорблений и ничем не доказанных обвинений («зачем ты убил бабушку?!» или «дети- бессимптомные разносчики страшного заболевания») не имеют никакого отношения к показателям новой реальности, каковыми бесспорно являются цифры и графики этого «клуба детских самоубийств»?

Не кажется ли вам, что точь-в-точь по изначальной методике подсчёта жертв непонятного вируса («с» или «от» ?), когда в погибших от ковида записывали всех без разбора, нагоняя неведомо кем затребованную статистику, сегодня тем же самым способом и по тем же причинам срочно вздувают количество «жертв буллинга», в очередной раз призывая бороться с симптомом, но не с причиной?

Давайте начистоту: травля была, есть и будет не только в школе, но и на работе, и на охоте, и в интернете. С травлей совершенно необходимо серьёзно, разумно и жёстко бороться, по мере возможностей, сил и интуиции. За травлю непременно нужно дружно и заслуженно карать.

Но травля ли в данный момент является самой важной и самой страшной из всех застоявшихся в сфере воспитания и образования проблем? И травля ли приносит сегодня самое значительное и самое ужасающее количество жертв среди детей и подростков, похоже, предназначенных на заклание совсем другому идолу ?

Стоит ли на трaвлю бросать столь значительное количество ресурсов, если изначально понятно, что по сути эти ресурсы не изменят практически ничего. Потому что, по сути, менять нужно не систему наблюдения и средств предотвращения, а глубинный менталитет, давно брошенный на самотёк. 

Или на травлю, как на глобус или на вирус уже решено натягивать и списывать всех пострадавших от совсем, совсем другого? 

Того «другого», чего на самом деле, под шумок «борьбы с буллингом» как раз и не собираются отменять?..
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".