Статья
4891 8 апреля 2022 9:25

Французские выборы. Земмур VS Ле Пен

Многие не понимают, почему Земмур выдвинул свою кандидатуру отдельно, почему он не присоединился к Марин Ле Пен?

Дело в том, что их позиции разошлись еще во время прошлой президентской кампании. Земмур поддерживал МЛП в 2017 году, пусть и не официально, а идеологически, но она не хотела, чтобы ее имя связывали с именем Земмура.

МЛП уже тогда не разделяла его взглядов, которые казались ей слишком радикальными, и выбрала стратегию де-демонизации своей партии, доставшейся ей от отца, чтобы ее прекратили обвинять в «расизме» и «фашизме», чтобы с нее сняли эти ужасные ярлыки, прочно приставшие к политической фигуре Жан-Мари Ле Пена. 

МЛП хотела «нормализовать» свою партию и по возможности сделать ее «рукопожатной».

Но кончилось все это тем, что она сдала практически все позиции своего отца.

Земмур вышел на политическую арену именно потому, что на МЛП больше не было никакой надежды. Потому что во Франции уже не было той политической силы, которая представляла бы французский народ, не желающий исламизации своей территории и Великого Замещения.

Эрик Земмур VS Марин Ле Пен, десять отличий

  1. Центральный и основополагающий вопрос для Земмура — это сохранение французской идентичности, уничтожаемой массовой иммиграцией и оголтелым либерализмом. Отсюда и его девиз — «Чтобы Франция осталась Францией». 

    МЛП всячески подчеркивает свое отличие по этому вопросу, избегает говорить о Великом Замещении и исламизации и концентрируется на противопоставлении «народ — элиты» и даже в значительной степени, подобно левым партиям, на противопоставлении «богатые—бедные».

    Для Земмура же главная необходимость — объединить народный и буржуазный электорат, и именно на почве борьбы за сохранение французской идентичности.

  2. Земмур вернул в обиход выражение «тысячелетняя Франция» и «Франция — старшая дочь Католической Церкви». Земмур, отличающийся потрясающей исторической эрудицией, рассматривает «Судьбу Франции» (название его последней книги) в исторической перспективе и говорит о долге своих современников — перед лицом истории — сохранить Францию такой, какой они ее получили от своих предков и передать ее будущим поколениям.

    МЛП, в отличие от Земмура, защищает не «тысячелетнюю Францию», а «Республику», и это сближает ее с Меланшоном и вообще с левыми. МЛП говорит о необходимости сохранить принцип светскости Республики ( стараясь в то же время не обидеть представителей «мирной религии») и работать над созданием условий для мирного сосуществования (по сути, она повторяет ложный мейнстримный тезис vivre-ensemble) с мусульманами.

  3. Отношение к христианству и к Католической церкви. Католики-консерваторы являются одной из основ электората Земмура, тогда как МЛП их презирает и никогда не идет с ними на контакт. Земмур часто повторяет, что нельзя забывать об исторических корнях Франции, что Франция — христианская страна и одна из старейших наций Европы, что она была великой цивилизацией еще до «Республики» (с которой так носятся все левые и даже правые), и имела огромное культурное влияние на всю Европу. Земмур — единственный, кто говорит, что «Франция создана королями и Католической церковью». Земмура поддерживают католики Филипп де Вилье, Марион Марешаль, католическое консервативное движение Sens Commun а также миллиардер-католик Боллоре.

    МЛП, в отличие от Земмура, абсолютно равнодушна к христианской проблематике и к консервативным ценностям.

  4. Земмур считает, что главной опасностью для Франции является угроза Великого Замещения (термин, вышедший из-под пера Рено Камю), и это Замещение происходит на глазах. Во Франции уже есть сотни пригородов и территорий, называемых «потерянные территории Республики», где это демографическое замещение уже произошло. Население этих территорий живет в действительности не по французским законам, а по законам шариата. Эти территории фактически перестали быть Францией.

    Марин Ле Пен абсолютно не согласна с таким видением сегодняшней ситуации и говорит, что достаточно убрать самый радикальный исламистский элемент и все наладится.

  5. Земмур и МЛП совершенно расходятся и в вопросе трактовки ислама. Земмур счиает, что ислам и Франция несовместимы. Ислам не приемлет западного понятия индивидуальной свободы, ислам унижает женщину, ислам — не просто религия в нашем понимании слова, а свод законов. Ислам всегда пытался и пытается завоевать Европу — во всех смыслах, и Европа осознала себя отдельной цивилизацией именно в борьбе с исламом. Эта война цивилизаций идет уже много веков, и ислам, пользуясь своим демографическим преимуществом, хочет сегодня взять реванш над западным миром. Ислам и исламизм — это одно и то же, ислам — это «спящий исламизм» (что-то подобное говорил алжирский писатель Буалем Сансаль), а исламизм — это ислам в действии.

    МЛП довольствуется тем, что повторяет, как и весь сегодняшний идеологический мейнстрим, что «не надо путать хороший ислам с плохим исламизмом». Достаточно закрыть радикальные мечети, выслать самых яростных имамов и преступников с двойным гражданством и все будет хорошо. Сам по себе ислам не является для нее проблемой и он, по ее мнению, не противоречит Французской республике.

  6. Реконкиста и Ремиграция. В программе Земмура под Реконкистой понимается не только вернуть обратно «потерянные территории Республики», но и все остальное, что было утеряно за последние десятилетия. Вернуть независимость Франции от Евросоюза и США, вернуть обратно делокализованные в третьи страны французские предприятия, вернуть прежнее традиционное образование в школе и изгнать оттуда ЛГБТ, анти-расистов и анти-колониалистов, изгнать преподавание ненависти к Франции. Что касается Ремиграции, то Земмур обещает выслать в ближайшее время миллион иммигрантов (за пять лет правления Макрона их во Францию было завезено два миллиона), в первую очередь прибывших незаконным путем, а также совершивших на территории Франции преступления, и в дальнейшем продолжать высылать не только преступников, но и тех, кто распространяет дискурс ненависти к Франции. Кстати, если к власти придет Земмур, многие мусульмане, желающие жить по закону шариата, уедут сами. Нужно ли говорить, что МЛП занимает по этому вопросу абсолютно противоположную позицию и не приемлет понятий Реконкисты и Ремиграции.

  7. Глубочайшее знание истории Франции и Европы, геостратегический анализ ситуации, жесткая принципиальность в отстаивании своих идей, давняя последовательная борьба против неолиберальной идеологии во всех ее изводах ( феминизм, анти-колониализм, вокизм, cancel culture и т.д.), деголлевское видение роли Франции в новой вырисовывающейся ситуации («третий путь», согласно де Голлю)— это то, что возносит Земмура над всеми остальными кандидатами. Ничего этого у Марин Ле Пен нет. У МЛП нет идеологического хребта, она приспосабливает свой дискурс под мейнстрим и боится остракизма. Именно это явилось причиной того, что большинство «кадров» ее партии — самых идейных борцов за спасение Франции, самых ярких и активных — перешло к Земмуру. Не говоря уже о том, что к Земмуру ушла ее собственная племянница Марион Марешаль.

  8. О составе и динамике партий Земмура и МЛП. За несколько месяцев в партию Земмура вступило более 100 000 человек, среди них очень много молодых людей с образованием. Это неслыханный результат. Никто не собирает столько народу на свои митинги, как Земмур, зачастую не поместившиеся в зале люди стоят на улице и ловят каждое его слово. Не так давно Земмур провел огромный митинг на Трокадеро (площадь в Париже), пришло около ста тысяч человек. Земмур вызывает беспрецедентный энтузиазм и восхищение, никто во Франции не способен собрать столько человек на свой митинг, никто не способен внушить такую надежду и сердечный отзыв. Земмур может говорить часами без бумажки, и тысячи людей слушают его, затаив дыхание. 

  9. Судьба Франции и личная судьба. Марин Ле Пен заявила, что в случае проигрыша уйдет из политики. И действительно, создается впечатление, что судьба Франции не занимает ее так, как она занимает Земмура — всего, без остатка. После своего проигрыша 2017 года (а у нее тогда был реальный шанс, она им не воспользовалась) она преспокойно пошла получать диплом по уходу за кошками! И сейчас, похоже, она так же спокойно готова удалиться жить своей личной жизнью (кошки — ее всепоглощающая страсть). Земмур же в случае проигрыша будет продолжать политическую борьбу, поднимать людей, ибо понимает, что времени на спасение Франции осталось совсем немного.

  10. Отношение к России. Первоначально создается впечатление, что их позиции близки. Но МЛП, как это ей свойственно, пытается лавировать и не вызывать остракизма. Так, евродепутаты ее партии проголосовали за санкции против России (единственный, кто проголосовал против — Тьерри Марьяни), и это при том, что Путин был единственный из глав крупных государств, кто принял ее у себя в Кремле в 2017 году! Все помнят, как она ездила в США, чтобы выпросить прием у Трампа, но он ее проигнорировал. И сегодня весь огонь по вопросу Украины и России вызывает на себя Земмур, именно его объявили главным «путинофилом», потому что он говорит о том, что Франция должна выйти из-под власти США и НАТО и вести свою независимую внешнюю политику, исходя из своих собственных интересов. И что в интересах Франции иметь дружественные отношения с Россией.

Все это показывает, что между Земмуром и Ле Пен — настоящая пропасть.

Однако опросы показывают, что у Земмура мало шансов выйти во второй тур. 

На самом деле это неудивительно, потому что институт опросов — это важный элемент социальной инженерии, направляющий поведение людей в нужном направлении.

Земмур — враг Системы, он очень опасен, поэтому ... вдруг выясняется, что в «опросах» он «скатился» аж до пятого места! При том, что реальность, то есть динамика и настоящий энтузиазм вокруг его партии показывают обратное. Это нужно для того, чтобы люди, думая, что у него нет шансов, голосовали за МЛП.

Ведь если к «популисту» Орбану, только что победившему в Венгрии (в третий раз!), добавится Земмур, то Евросоюзу конец. 

Поэтому его победы ни в коем случае нельзя допустить, это очевидно.

Марин Ле Пен — всего лишь фигурантка. Она абсолютно необходима во втором туре, потому что это гарантия того, что победит Макрон. Во Франции уже давно действует негласный закон: президентом становится тот, кто окажется во втором туре против Ле Пен.

При честных выборах Земмур имел бы все шансы победить. Но понятно, что все пройдет по американскому сценарию, ибо французское правительство тоже использует машины для подсчета голосов Доминион. И общественное мнение уже подготовлено к тому, что во втором туре опять будет «дуэль» с теми же лицами.

И что скорее всего результат предопределен. Как и в прошлый раз.

Тем не менее, есть ощущение, что даже если они протащат Макрона на второй срок, вопреки множеству судебных процессов, которые ему грозят (Национальная Финансовая Прокуратура открыла вчера дело против американской консалтинговой компании McKinsey, активно работавшей на Макрона, с формулировкой «Отмывание денег и финансовое мошенничество в тяжкой форме»), это тем не менее для него начало конца. 

McKinseyGate, набирающий обороты, может повлечь за собой передачу в суд множества других «дел», в которые вовлечен Макрон — так называемые RothschildGate, PfizerGate, AlstomGate и др. 
Так или иначе, даже если им опять удастся водрузить Макрона на трон, его президентство будет нелегитимным в глазах огромного количества французов.

Эльвира Дюбуа-Ильина, переводчик, публицист
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".