Статья
2184 29 июля 2021 8:25

На старте ограниченного сотрудничества

С момента встречи в верхах президентов РФ и США Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве прошло около полутора месяцев. Несмотря на столь короткий срок, повестка российско-американского взаимодействия приобрела за это время принципиально новое звучание.

До саммита содержание двустороннего диалога сводилось к введению Вашингтоном новых санкций против Москвы, обмену резкими заявлениями и практически полному отсутствию конструктивной составляющей. После саммита стороны смогли очертить основные направления для сотрудничества и запустили по ним предметный диалог. Заработал механизм президентской дипломатии. По аналогии с периодом российско-американского сближения 2009-2012 годов, получившим неформальное название «перезагрузка», были созданы институционально оформленные каналы регулярной связи по наиболее важным вопросам. Началось рабочее обсуждение проблем и прямые контакты, замороженные по большинству треков с 2014 года.

Ограниченность временного отрезка с момента встречи в Швейцарии не позволила двум странам прийти к каким-либо заметным договоренностям предметного характера. Но этого и не планировалось, учитывая замечание Дж. Байдена, отметившего, что о результатах саммита в Женеве можно будет судить «в течение следующих шести — двенадцати месяцев». Однако налицо явная переконфигурация отношений, появление в них содержательного наполнения, отсутствовавшего все последние годы.

Другое дело, что такая переконфигурация не обещает быть всеобъемлющей. Формула взаимодействия, предлагаемая Соединенными Штатами России, сводится к выстраиванию конструктивных связей по тем направлениям, которые имеют для американской стороны большую значимость и добиться по которым желаемого результата без привлечения Москвы для демократической администрации Дж. Байдена часто не представляется возможным. Развивая подобную модель партнёрства, Вашингтон не намерен отказываться от ставшей уже традиционной на русском треке политики давления и, при необходимости, практики введения новых санкций.

Также складывающаяся модель сотрудничества не будет означать новой «перезагрузки» в отношениях. Стороны достигнут определенного уровня нормализации связей, решат стоящие между ними проблемы двусторонней и глобальной повестки, но вряд ли смогут стать полноценными партнёрами. Как отметил по этому поводу советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан: «Наша цель в конечном итоге — стабильные, предсказуемые отношения, в которых даже при большом воображении мы не можем представить себе, что будем друзьями».

В своем текущем состоянии российско-американские отношения находятся на старте нового этапа сотрудничества. Но оно будет носить ограниченный характер — охватывать строго определенный круг направлений. Кроме того, складывающаяся модель не знаменует собой прочного и последовательного сближения. Даже в рамках намеченных для партнерства треков, взаимодействию будут сопутствовать ловушки и подводные камни. Как следствие, далеко не по каждому из них стоит ожидать достижения прикладных результатов, устраивающих обоих игроков.

Специфика отношений после Женевы — неафишируемое партнёрство

Администрация Дж. Байдена заинтересована в сотрудничестве с Россией. Это прямо вытекает из самого факта проведения встречи в верхах и её подчеркнуто содержательной повестки. Об интересе Белого дома к Кремлю свидетельствует и возобновление диалога по целому ряду направлений, восстановление практики регулярных телефонных разговоров глав двух государств, возврат ранее отозванных послов, начавшиеся визиты представителей демократической администрации в РФ.

В то же время в публичной плоскости Белый дом вынужден свою заинтересованность если и не скрывать, то, как минимум, не делать на этом акцента. Наметившиеся с июня контуры сотрудничества комментируются весьма сдержанно. Как сам Дж. Байден, так и главные лица его внешнеполитической команды, государственный секретарь Энтони Блинкен и советник по нацбезопасности Дж. Салливан, стараются подчеркивать приверженность к прежней, твёрдой линии в диалоге с Москвой.

С момента начала своей легислатуры демократическая администрация проводила на русском треке политику жесткого давления. Против РФ было введено несколько пакетов новых санкций. Белый дом придерживался подчеркнуто конфронтационной риторики. С одной стороны, такой курс полностью соответствовал предвыборным заявлениям Дж. Байдена, создавшим соответствующие ожидания у электората. С другой, он отвечал позиции истеблишмента Демократической партии, не скрывающего своего негативного настроя к действующему российскому руководству.

Резкий публичный отказ от ранее заявленной линии и переход к сотрудничеству способны негативно отразиться на внутриполитических позициях Дж. Байдена. Из апологета давления на РФ он рискует превратиться в продолжателя дела своего предшественника на посту главы государства Дональда Трампа, что чревато, в том числе, и электоральными издержками.

В силу этого демократическая администрация будет вынуждена придерживаться формулы неафишируемого партнёрства. Она подразумевает развитие диалога с РФ по чётко очерченным трекам, без его излишней медийной огласки. И формат неафишируемого партнёрства, с большей долей вероятности, сохранится на протяжении всей президентской легислатуры Дж. Байдена — до января 2025 года. Главе Белого дома выгодно придерживаться подобного курса, чтобы избегать критики со стороны своих однопартийцев и оппонентов из республиканского лагеря, а также для создания Демократической партии благоприятного внешнеполитического фона в ходе электоральных кампаний 2022-2024 годов.

Этапы двустороннего диалога в женевском формате

Учитывая, что по итогам встречи в Швейцарии Дж. Байденом были озвучены приблизительные сроки оценки состояния двусторонних отношений, их динамика теперь строго ориентирована на временные отрезки. Каждый новый период будет задаваться будущими встречами В. Путина и Дж. Байдена. На них будет фиксироваться актуальное состояние определенных в Женеве областей сотрудничества.

Площадки для потенциальных встреч президентов РФ и США до середины 2022 года известны. Речь идёт о возможных консультациях «на полях» крупных международных форумов. Проведение ещё одного саммита или обмен официальными визитами в текущих условиях маловероятны. 30-31 октября в Риме (Италия) состоится саммит «Группы двадцати». Переговоры В. Путина и Дж. Байдена на полях форума G20 вполне возможны — оба лидера примут участие в его основных мероприятиях и проведут традиционные серии «полевых» консультаций. Пожалуй, именно в Риме президенты РФ и США могут дать оценку развития двустороннего взаимодействия с момента переговоров в Женеве. В этом случае римские консультации знаменуют собой завершение первого этапа отношений в новом формате.

В случае если президенты РФ и США не найдут времени пообщаться «на полях» форума в Риме, у них будет запасной вариант в лице 26-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Она пройдет в Глазго (Великобритания) 1-2 ноября. Участие в ней примет как В. Путин, так и Дж. Байден. Данный форум оставляет для них ещё одну, дополнительную возможность для «полевых» переговоров осенью 2021 года.

Второй этап взаимодействия может завершиться в конце мая — первой половине июня 2022 года. К этому времени подойдет срок в двенадцать месяцев, заявленный Дж. Байденом как максимальный для оценки содержательной стороны встречи в Женеве. На указанный период традиционно приходится время проведения саммита «Группы семи». Форум «Большой семерки» в 2022 году состоится в Германии. Пока его место и даты не определены. Но, учитывая традиционность, за саммитом последует новая встреча совершающего европейское турне Дж. Байдена с В. Путиным. И, в случае её проведения, она станет местом подведения итогов взаимодействия в женевском формате.

Пространство для сотрудничества

В ходе саммита в Женеве определился круг треков, на которых стороны готовы к конструктивному диалогу. Безусловно, данный пул ещё может видоизменяться. Нельзя исключать, что в него войдут новые области для взаимодействия. Но ключевые направления последнего определены уже сейчас. Именно по ним РФ и США готовы искать компромиссов и добиваться содержательных решений.

Пространство для сотрудничества в женевском формате включило шесть основных треков. Это стратегическая безопасность, кибербезопасность, глобальное изменение климата и Арктика, гуманитарная ситуация в Сирии, ситуация в Афганистане и, наконец, обмен заключенными.

Само перечисление направлений текущего российско-американского диалога свидетельствует о весьма ограниченном и специализированном характере складывающегося партнёрства. Белый дом и Кремль пришли к пониманию необходимости решения наиболее острых вопросов, сложившихся в двусторонних отношениях. Причем большая их часть отвечает интересам американской стороны. О достижении полноформатного сближении между странами речи в настоящее время не идет.

В то же время недооценивать направления, определяющие пространство российско-американского диалога, не стоит. По сравнению с периодом 2014-2020 годов они знаменуют серьезное и ощутимое улучшение в состоянии двусторонних отношений.

После переговоров в Женеве стороны приступили к практическому взаимодействию по каждому из треков. Были сделаны первые шаги навстречу друг другу, запущен процесс предметных консультаций. Это полноценный прорыв в российско-американских связях, отягченных санкциями и противостоянием.

Стратегическая безопасность

Трек стратегической безопасности был выведен в качестве центрального в двустороннем диалоге ещё до встречи в Женеве. Кремль и Белый дом в равной степени заинтересованы в сохранении на нём существующих с конца 1980 года правил игры. В январе 2021 года они довольно быстро пришли к договоренности о пролонгации соглашения СНВ-3, подписанного в 2010 году, дав понять, что именно вопрос контроля за ядерными вооружениями имеет для них наиболее важное значение. В Женеве статус трека был подтвержден. Единственным документом, принятым по итогам саммита, стало Совместное заявление по стратегической стабильности.

В настоящее время на треке ведется подготовка к запуску полноценного переговорного процесса. Первый раунд консультаций сторон по стратегической стабильности прошёл в Женеве 28 июля. В его повестку вошёл весь спектр вопросов, связанных с ядерными вооружениями. В их числе дальнейшие шаги по контролю над арсеналами ОМП и тема ограничения отдельных элементов противоракетной обороны (ПРО). Межведомственную делегацию РФ на переговорах возглавил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков. Американскую делегацию должна была возглавить заместитель государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Бонни Дженкинс, номинация которой была утверждена Конгрессом лишь 21 июля. Однако в итоге её заменила заместитель государственного секретаря Уэнди Шерман.

Российская сторона рассчитывает, что по итогам переговоров будет подготовлен новый актуализированный договор в области ограничения стратегических наступательных вооружений (СНВ-4). И он вступит в силу сразу после истечения срока действия пролонгированного соглашения СНВ-3 (через четыре с половиной года). Американская сторона также заинтересована в достижении новой договоренности по теме СНВ.

Кибербезопасность

Этот трек представляет собой область особой чувствительности для Соединенных Штатов. За время, предшествующее саммиту в Женеве, они столкнулись с целой серией кибератак, обнаживших серьезную уязвимость американской цифровой инфраструктуры. Администрация Дж. Байдена заинтересована в складывании на направлении понятной и предсказуемой системы коммуникаций с РФ с целью сведения к минимуму угроз для своих электронных платформ. Ради этого она пошла на снижение критической риторики в адрес Москвы, которой до недавнего времени приписывала авторство практически всех внешних киберударов.

Работа на данном направлении также началась. Сразу после швейцарского саммита стало известно, что США представили РФ перечень из 16 типов объектов инфраструктуры, на которые, по предложению американской стороны, должны быть запрещены кибератаки и нападения другого рода. Также по итогам встречи в Женеве была создана совместная российско-американская рабочая группа по проблемам кибербезопасности. Её эксперты должны рассмотреть конкретные случаи кибератак, имевших место в обеих странах, и определить четкие рамки, за которыми действия в киберпространстве будут считаться неприемлемыми. Во второй половине июля рабочая группа должна была приступить к работе. Кроме того, тема кибербезопасности остается в повестке президентской дипломатии. Она оказалась одной из основных в ходе телефонного разговора В. Путина с Дж. Байденом, прошедшего 9 июля.

Позиции сторон на треке пока заметно разняться. Поэтому достижение взаимовыгодных договоренностей в ближайшей перспективе маловероятно. Для сближения позиций по вопросу, РФ и США предстоит серьезный переговорный процесс.

Глобальное изменение климата и Арктика

Основным интересантом данного сдвоенного направления выступает Америка. Администрация Дж. Байдена провозгласила борьбу с изменением климата одним из приоритетов своей внешнеполитической стратегии. Рассматривая климатическую повестку как важный элемент политики мягкой силы, Вашингтон ставит своей задачей вовлечение в орбиту своей редакции решения проблемы максимального числа стран — для оказания опосредованного влияния на их международную активность. Что касается Арктики, то США рассчитывают прийти к прогнозируемому разделу сфер влияния в регионе, который учитывал бы, прежде всего, их интересы.

Значимость трека подчеркивается ещё и фигурой её куратора с американской стороны. Это бывший государственный секретарь Джон Керри, занимающий ныне пост специального посланника президента США по климату. В действующей демократической администрации Дж. Керри — ключевой советник Дж. Байдена по внешней политике. Именно он был одним из инициаторов саммита в Женеве. Встреча Дж. Керри с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, состоявшаяся в Нью-Дели 6 апреля, положила начало согласованию возможности проведения встречи в верхах. Как следствие, тема глобального изменения климата не была обойдена на переговорах в Швейцарии.

Примечательно, что Дж. Байден поддерживает точку зрения Дж. Керри на ведение диалога с РФ по климату. Выступая 28 июня на мероприятии Национального комитета Демократической партии, он заявил, что стороны имеют возможность сотрудничать в таких сферах, как нераспространение ядерного оружия и борьба с изменением климата.

Выстраивание диалога на направлении идёт полным ходом. Дж. Керри посетил РФ 12-15 июля. Он стал наиболее высокопоставленным представителем администрации Дж. Байдена, первым побывавшим в российской столице. Повестка визита включала переговоры c министром иностранных дел РФ С. Лавровым и телефонный разговор с президентом В. Путиным. В ходе консультаций стороны начали проработку вопросов международной повестки 26-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Также было запущено обсуждение темы Арктики.

Достижение желаемого результата по теме изменения климата в диалоге с РФ для администрации Дж. Байдена вполне реально. У Москвы нет принципиальных разногласий с Вашингтоном в том, что касается выработки общих мер противодействия глобальному потеплению. Плюс, данное направление обеспечивает дополнительный канал прямой связи между высшим руководством обоих государств.

Гуманитарная ситуация в Сирии

Трек представляет интерес преимущественно для Соединенных Штатов. Они заинтересованы в оказании помощи населению отдельных регионов Сирии, ранее связанных с исламистской оппозицией. Добиться этого можно, если американские гуманитарные конвои будут проходить из Турции на территорию, подконтрольную сирийскому правительству.

Диалог на направлении был запущен по линии внешнеполитических ведомств сразу после саммита в Женеве. И здесь стороны уже смогли добиться первого практического результата. Им стала профильная резолюция, принятая Советом безопасности ООН 9 июля. В подготовке документа приняли участие делегации РФ, США, Ирландии и Норвегии. Документ продлил работу единственного пункта пропуска «Баб-эль-Хава» на границе Сирии и Турции на 12 месяцев.

Достигнутое на площадке ООН решение отвечает интересам Вашингтона и не противоречит позиции Москвы, так как сохраняет механизм внешней гуманитарной поддержки сирийского населения. В аппарате Совета национальной безопасности (СНБ) США прямо заявили, что резолюция стала одним из практических итогов саммита в Женеве. Принятие документа позитивно оценили и президенты двух стран в ходе телефонного разговора 9 июля.

Ситуация в Афганистане

США намерены полностью вывести свой военный контингент из Афганистана к 31 августа 2021 года. Большинство же союзников американцев покинули страну уже к началу июля. Учитывая темпы вывода войск и тот факт, что он проводится на фоне начавшегося в мае масштабного наступления вооруженных формирований исламистского движения «Талибан», речь идёт скорее о бегстве. Как отметил по этому поводу глава МИД РФ С. Лавров, афганская миссия США «провалилась».

Вашингтон больше не хочет заниматься афганским вопросом и намерен переложить его решение на другие страны. Видное место среди них занимает РФ. Она должна войти в число субъектов, ответственных за поиск путей политического урегулирования ситуации. В том числе с учетом возможного перехода полноты власти в стране в руки талибов. Текущая роль Москвы — один из ведущих посредников между проамериканскими властями исламской республики, контролирующими меньше 30% её территории, и «Талибаном»*.

Пока Россия принимает предложенные ей США правила игры. Уже 8-9 июля Москву посетила делегация Политического офиса «Талибана»*. В ходе визита она провела переговоры со спецпредставителем президента РФ по Афганистану Замиром Кабуловым. По итогам консультаций представители исламистского движения заявили об отсутствии у них стремления к экспансии за пределы афганской территории, а также о намерении бороться с наркотрафиком. В последующем необходимость переговоров со всеми участниками афганского процесса, включая талибов, была подчеркнута главой МИД РФ С. Лавровым на конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность», прошедшей в Узбекистане 14-16 июля.

Обмен заключенными

На этом треке интересы сторон во многом совпадают. Вашингтон хочет добиться освобождения осужденных в РФ американцев Пола Уилана и Тревора Рида. В свою очередь, Москва заинтересована в освобождении группы своих граждан, оказавшихся за решеткой в США. В их числе Виктор Бут и Константин Ярошенко.

Первые практически шаги на направлении уже сделаны. На переговорах в Женеве Дж. Байден поднял вопрос о П. Уилане и Т. Риде. Кремль согласился на обсуждение проблемы в контексте обмена американцев на граждан РФ. 17 июня стало известно, что МИД России начал предметную проработку возможности обмена заключенными. Наиболее вероятно, что П. Уилан и Т. Рид будут обменяны на В. Бута и К. Ярошенко.

Ловушки на пути ограниченного сотрудничества

Практически на всех треках, составляющих пространство для сотрудничества в женевском формате, есть свои ловушки и подводные камни. По одним направлениям позиции сторон разняться в деталях, по другим предложения Вашингтона откровенно противоречат интересам Москвы. В силу этого добиться взаимовыгодных результатов по всему пулу вопросов, очерченных в Женеве, сторонам будет весьма сложно.

По теме стратегической стабильности РФ заинтересована в том, чтобы в ходе переговоров учитывались программы США по выводу ударного ядерного оружия в космос и разработке военно-космических орбитальных кораблей. Вашингтон же хочет ограничиться согласованием нового соглашения по СНВ (СНВ-4) и, возможно, договором по теме ПРО. Также США рассчитывают привлечь к дискуссии по стратегической стабильности КНР, с целью ограничения роста китайского ядерного потенциала. Россия же придерживается двустороннего формата, который лишний раз подчеркивает её эксклюзивный статус второй ядерной державы в мире.

По теме кибербезопасности Соединенные Штаты настаивают на том, чтобы РФ привлекла к уголовной ответственности хакеров, российских граждан, подозреваемых в кибератаках на американские объекты. Вашингтон уже передал Москве целую серию соответствующих запросов. И демократическая администрация ждёт от Кремля практических шагов в данной плоскости. Об этом Дж. Байден прямо заявил в ходе своего телефонного разговора с В. Путиным 9 июля. Его позицию неоднократно повторяли представители аппарата Белого дома. Москва вряд ли заинтересована в подобным сценарии, подразумевающем одностороннюю ответственность.

При этом РФ предложила американской стороне начать на треке рамочный диалог по теме кибербезопасности, охватывающий все связанные с ней вопросы. Но, как отметил 8 июля министр иностранных дел С. Лавров, конкретного ответа со стороны Вашингтона на это предложение пока не последовало.

На арктическом направлении администрация Дж Байдена вынашивает подчеркнуто наступательные планы. Белый дом намерен развернуть в регионе военную и логистическую инфраструктуру. Она включает создание глубоководного порта в г. Ном (штат Аляска), строительство современного ледокольного флота (на первом этапе — трёх тяжелых ледоколов), увеличение присутствия надводного и подводного компонентов своих ВМС в акватории Арктики. Все эти шаги неминуемо приведут к милитаризации региона, что не может устраивать Россию.

На афганском треке скоропостижный вывод контингента США вместе с принудительным делегированием ответственности за ситуацию третьим странам является для РФ откровенным вызовом. Теперь Москва оказывается фактически один на один с целой серией угроз, исходящих с афганской территории. Это деятельность отделений запрещенных в РФ ИГИЛ*, «Аль-Каиды»* и других террористических организаций, а также достигшее рекордных отметок производство наркотиков (в настоящее время 90% всех наркотиков в мире происходит из Афганистана). Кроме того, продолжается вооруженный конфликт между проамериканскими властями и «Талибаном»*, провоцирующий эскалацию в регионе. Наконец, до конца не ясными остаются амбиции талибов, которые де-факто являются основной военно-политической силой в стране.

Искать решения всех обозначенных проблем на афганском треке РФ предстоит фактически в одиночку. Рассчитывать на официальные афганские власти не приходится. Справиться со сложившейся в стране ситуацией они не в состоянии. Достаточно ограниченным выглядит потенциал среднеазиатских республик, которые вряд ли выдержат потенциальный удар вооруженных формирований талибов. Понятно, что оставшаяся после США ситуация на направлении не может вызывать у России позитивных эмоций.

Китайский фактор

В то же время едва ли не главным подводным камнем складывающегося сотрудничества является китайский фактор. Одним из основных мотивов, но оставшимся неозвученным, саммита в Женеве, стала попытка администрации Дж. Байдена оценить возможности по вовлечению РФ в потенциальную антикитайскую коалицию. Об этом после переговоров прямо заявила заместитель государственного секретаря США по политическим вопросам Виктория Нуланд. По её словам, Дж. Байден «ясно дал понять: России нужно серьезно задуматься, хочет ли она усиливать свою зависимость от Китая с учетом ожиданий Китая на мировой арене».

Противодействие КНР обещает стать одним из главных компонентов внешнеполитического курса демократической администрации. Ведущим стратегом азиатско-тихоокеанской политики США в команде Дж. Байдена выступает многоопытный Курт М. Кэмпбелл. Его статус подчеркивается занимаемой должностью регионального «царя» в аппарате СНБ — координатора по Индо-Тихоокеанскому региону. Это важное нововведение в практике Белого дома — ранее куратор азиатско-тихоокеанского трека занимал традиционные для себя посты специального помощника президента и старшего директора. В настоящее время в подчинении К. М. Кэмпбелла в СНБ только по Китаю находится два старших директора и один директор с соответствующим аппаратом.

Своих намерений в Белом доме особо не скрывают. 8 июля Дж. Байден заявил о том, что США будут концентрироваться на стратегической конкуренции с Китаем. Такая конкуренция подразумевает прямую и косвенную конфронтацию в политической, военной и торгово-экономической областях. В этой связи примечательно, что американский лидер пока не нашел времени для встречи с председателем КНР Си Цзиньпином. Возможно, что она состоится лишь 30-31 октября «на полях» саммита «Группы двадцати» в Риме.

При этом конкурировать с Китаем Соединенные Штаты намерены в коалиции. Кроме союзников по НАТО акцент планируется сделать на государствах Азиатско-Тихоокеанского региона и Южной Азии. В 2021 году Дж. Байден намерен провести в Вашингтоне саммит с лидерами Индии, Японии и Австралии. Эти страны, а также Южная Корея, — первые в числе потенциальных союзников США в будущем антикитайском альянсе. К противодействию с КНР в Белом доме рассчитывают подключить и членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В ноябре 2021 г. Дж. Байден примет участие в саммите организации (хотя США и не являются её участником), который пройдет в столице Брунея Бандар-Сери-Бегаване.

Не вызывает сомнений, что в дальнейшем «зондирование» Москвы по китайскому треку продолжится. И его конечной целью станет «приглашение» РФ присоединиться, в качестве «ассоциированного члена», к будущей коалиции против КНР.

Точки напряженности

Помимо ловушек, существующих на треках сотрудничества в женевском формате, в российско-американских отношениях есть целый ряд точек напряженности, складывавшихся с 2014 года. Именно они содействовали последовательному и нараставшему размежеванию между странами. Ожидать устранения этих проблемных очагов в реалиях ограниченного партнёрства не приходится. Весьма вероятно, что большинство из них сохранит своё значение вплоть до 2025 года.

В частности, США не только сохранят, но и пойдут на расширение текущей системы санкций, действующей против РФ. Новые санкционные меры могут последовать из-за ситуации с оппозиционером Алексеем Навальным и давления на несистемную оппозицию в РФ. Так, о том, что Вашингтон готовит новый пакет ограничительных мер в связи с А. Навальным Дж. Салливан сообщил 20 июня. Продолжат Соединенные Штаты вмешиваться и в российские внутриполитические процессы.

Особый случай представляет собой ситуация с газопроводом «Северный поток — 2». Дж. Байден не скрывает своего негативного отношения к данному энергетическому проекту, считая газопровод «плохой сделкой, сопряженной с глобальными вопросами». На старте своей легислатуры демократическая администрация ввела против участников строительства санкции. Но после саммита в Женеве ситуация изменилась. 20 июля стало известно, что Белый дом приостановил действие санкций в отношении «Северного потока — 2». Мотив такого решения озвучил Дж. Байден. По его словам, строительство газопровода «завершено на 99%» и остановить его реализацию уже невозможно.

В то же время Вашингтон оставил себе на треке страховочный механизм. Речь идёт о соглашении с ФРГ, достигнутом 15 июля в ходе визита в США германского канцлера Ангелы Меркель. По нему Германия обязалась ввести новые санкции и принять другие меры против России, если будет установлено, что Москва «пытается использовать энергоресурсы в качестве оружия или совершить агрессию против Украины».

Украинское направление

Администрация Дж. Байдена рассматривает возможность наращивания военно-политического сотрудничества с Украиной. В том числе, посредством расширения номенклатуры поставок вооружений Киеву. Кроме того, Украина может получить статус преференциального партнера Соединенных Штатов на постсоветском пространстве. Ещё до избрания главой государства Дж. Байден не скрывал своего особого внимания к этой стране. И, заняв кресло в Белом доме, приступил к воплощению своего видения взаимоотношений с ней.

Первым серьезным шагом в этом направлении станет визит президента Украины Владимира Зеленского в Вашингтон. Она запланирован на 30 августа. Центральными темами переговоров будут вопросы обороны, безопасности и экономики. По первому треку украинская сторона рассчитывает согласовать увеличение поставок систем вооружений. По теме безопасности В. Зеленский намерен обсудить с Дж. Байденом присоединение Украины к ПДЧ (План действия по получению членства) в НАТО и формат вовлечения США в процесс урегулирования в Донбассе.

Наращивание американо-украинских контактов в области обороны и безопасности запустит новый раунд давления Белого дома на Кремль. Мотивами для этого могут быть статус Крыма, отсутствие прогресса в разрешении конфликта на Юго-Востоке Украины, использование РФ энергоресурсов для давления на Киев и пр. Одной из форм воплощения такого давления выступят новые санкции. США рассчитывают вводить их как самостоятельно, так и в координации с Европейским союзом.

* * * * *
Инициированное В. Путиным и Дж. Байденом на встрече в Женеве ограниченное сотрудничество — качественно новый этап в российско-американских отношениях. От затяжной конфронтации, продолжавшейся с 2014 года, стороны перешли пусть и к весьма сегментированному, охватывающему лишь несколько треков, но всё же конструктивному взаимодействию. Причем содержательная сторона данного процесса на отдельных направлениях стала видна меньше, чем через месяц после швейцарского саммита.

Сложившийся формат двусторонних связей в большей степени отвечает интересам США. Но его значимость для России также нельзя недооценивать. Москва получила возможность возобновить прямой диалог с Вашингтоном и попытаться добиться решения таких принципиальных для себе вопросов, как контроль за ядерными вооружениями, правовое регулирование процесса милитаризации космоса, кибербезопасность и др.

Максим Минаев, кандидат политических наук, заместитель руководителя Центра политических исследований ФоРГО.

* Террористическая организация, запрещенная в России.
Комментарии для сайта Cackle
7 сентября 2021 Новости
Во вред себе: эксперты оценили новый пакет американских санкций
 Во вред себе: эксперты оценили новый пакет американских санкций Новые американские санкции против России в связи с делом Навального вступают в силу сегодня, 7 сентября. Они подразумевают ограничения на импорт определенных типов российского огнестрельного оружия и боеприпасов. Помимо этого, дополнительные экспортные санкции вводятся Министерством торговли на связанные с ракетной и ядерной сферами продукцию и технологии.
КомментарийКомментарий Россию ждет новый этап противостояния с США политологДмитрий Евстафьев 6 сентября 2021 Новости
Шаблоны и соревнования в популизме: эксперты подвели итоги двухнедельных дебатов
 Шаблоны и соревнования в популизме: эксперты подвели итоги двухнедельных дебатов В пятницу завершилась вторая неделя теледебатов кандидатов в депутаты Госдумы на федеральных каналах. По мнению экспертов, большинство участников следуют программам своих партий, и далеко не все спикеры готовы отвечать на запросы избирателей. Кроме того, некоторые кандидаты продолжают соревноваться в популизме.
© 2008 - 2021 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".