Статья
1457 20 января 2022 18:33

Отмена жестких мер: эксперты о распространении «омикрона» в мире и России

Распространение «омикрона» привело к резкому росту числа заражений во всем мире, однако теперь новый штамм появился в России. Опыт зарубежных стран и мировая статистика могут помочь российским властям оценить особенности вируса и принять наиболее эффективные меры для его сдерживания, отметили эксперты во время круглого стола, который был организован Экспертным институтом социальных исследований (ЭИСИ).

Так, руководитель практики политического анализа ВЦИОМ Михаил Мамонов представил данные вчерашнего опроса, где респонденты оценивали эффективность ограничительных мер. 

«Во-первых, в обществе растет тревожность относительно возможности заболеть коронавирусом. Если еще 16 января 55% заявляли о том, что они очень боятся или в какой-то степени опасаются заразиться вирусом, то, согласно вчерашнему опросу, таковых уже 62%. То есть опасения усиливаются, люди считывают ту проблематику и повестку, которую формирует „омикрон“», — сказал он. 

Помимо этого, участников опроса попросили оценить действия властей по степени достаточности мер для предотвращения дальнейшего распространения коронавируса в России.

«Здесь мы видим обратную динамку. Группа тех, кто считает, что предпринимаемых мер достаточно, сокращается. Если 14 января таких было 50%, то вчера — 44%. Соответственно, увеличилось на 5 п. п. группах тех, кто считает, что мер недостаточно. При этом надо сказать, что сегодня 59% заявляют о том, что власти в целом предпринимают адекватные меры в сложившейся ситуации с коронавирусом в России. Обратную точку зрения разделяют 36%», — добавил Мамонов.

По его словам, опасаются заболеть коронавирусом 66% граждан. В этой же группе 66% респондентов считают действия властей адекватными, а 30% придерживаются противоположной точки зрения.

«А вот среди тех, кто не опасается или дистанцируется от этой ситуации, оценки обратные. Здесь около 50% заявляют о неадекватности текущей ситуации. Значимой дифференциации по типу населенных пунктов нет, хотя мы можем говорить, что по мере уменьшения типа населенного пункта, положительные оценки усиливаются», — заметил руководитель практики политического анализа ВЦИОМ.

В целом 62% россиян заявили, что действующие ограничительные меры в той или иной степени эффективны, сказал он. 

«При этом мы опять фиксируем ту же специфику ответов. Среди тех, кто опасается заболеть коронавирусом, уровень оценки предпринимаемых мер, как эффективных, выше, чем среди тех, кто дистанцирован от этой ситуации», — уточнил эксперт.

Помимо этого, респондентов просили, как сильно влияют ограничительные меры в связи с коронавирусом на их жизнь и планы.

«Так, 18% заявили о значительном влиянии, 39% сказали, что влияние есть, меры сказываются, но оценили данное влияние, как „незначительное“. 42% заявили, что те меры, которые предпринимаются, не сказываются на их жизни и планах. При этом чаще всего о влиянии говорили молодые люди (18-24 года). Эта возрастная группа существенно отличается от других групп. Только 26% в этой возрастной группе заявили о том, что ограничительные меры не сказываются на их жизни и планах. Кроме того, чаще о значительном влиянии заявляют жители Москвы и Санкт-Петербурга (24%), а также жители сел (22%)», — подчеркнул Мамонов.

Кроме того, 57% респондентов смогли назвать меры, которые вызывают у них лично неудобство и раздражение.

«Причем чаще других ответ на этот вопрос давали молодые люди (18-24 года). В этой возрастной группе 73% заявили о наличии мер, вызывающих раздражение. Такой же высокий показатель был зафиксирован среди активных пользователей Интернета. Приоритетно раздражение вызывает тематика введения QR-кодов — 21%, на втором месте масочный режим и социальная дистанция (19%), на третьем — принудительная вакцинация (10%)», — резюмировал эксперт. 

В свою очередь политический обозреватель радиостанции «Говорит Москва» Александр Асафов заметил, что при анализе российских и западных реакций власти и населения, можно отметить один факт: люди научились жить при ограничениях.

«И у нас, и в западных странах есть определенная инерция. И та самая „новая реальность“, которую в 2020 году нарекли „новой нормальностью“, имеет вид „отлитые в камни“. То есть если вводятся какие-то меры по обстоятельствам, связанных с ковидом, то значит, что они могут быть только такие и навсегда. Очень сложно в сознании определённых представителей власти и групп населения в разных странах приходит момент, что обстоятельства могут быть изменены хотя бы новым штаммом, потому что они ведут себя по-разному», — сказал он.

По его словам, инерция приводит к тому, что в ряде стран были введены меры, которые доказали свою эффективность против штамма «дельта», несмотря на отличия «омикрона».

«На вспышку „омикрона“, который пришел из Африки, многие страны отреагировали ужесточением ограничений моментально, то есть по старым лекалам пошли вводить меры», — подчеркнул эксперт.

Например, 10 января Италия ввела локдаун для не вакцинированных от коронавируса граждан, а чрезвычайное положение в стране будет действовать до 31 марта 2022 года. В свою очередь с 28 декабря в Германии начали действовать строгие ограничения для непривитых: присутствие на работе и пользование общественным транспортом только для привитых, переболевших или сдавших в течение 24 часов ПЦР-тест. 

«Наблюдая за западным опытом, можно увидеть, что он не принес желаемых результатов. Темпы распространения нового штамма не остановили введённые меры. В США 11 января выявили 1,13 млн новых случаев за сутки — это абсолютно новый мировой рекорд. Дополнительным обстоятельством в этой ситуации является то, что увеличилась нагрузка на систему здравоохранения в разных стран, которая была связана с тестированием», — указал Асафов.

По его словам, в разных странах был сделан вывод, что введённые ограничительные меры никак не способствуют ограничению распространения нового штамма. В частности, в Великобритании отменяются массовые проверки «зеленых паспортов» и будет отозвана рекомендации удаленной работы. А в Дании, например, отменили ограничения для кинотеатров, театров и спортивных мероприятий. Многие страны сокращают обязательные карантин для заболевших, добавил эксперт. 

«Обращаю внимание, что ВОЗ выпустила заявление, призвав страны отменить или ослабить ограничения на международные поездки, поскольку они не позволяют предотвратить распространение новой коронавирусной инфекции, но способствуют социально-экономическому стрессу», — уточнил Асафов.

Он добавил, что для всего мира стал очевиден вывод: локдаун приводит к серьезнейшим проблемам в экономике.

«Нынешние обстоятельства распространения „омикрона“ таковы, что локдаун — это совершенно избыточная мера», — резюмировал эксперт.

Между тем генеральный директор Центра политического анализа Павел Данилин подчеркнул, что жесткие меры могут привести к настоящему коллапсу в стране. 

«Американские и наши исследователи провели много анализов и говорят, что „омикрон“ гораздо слабее, хотя и распространяемость у него гораздо выше. Суровые рестрикции, как выяснилось, практически нигде не были способны предотвратить заражения коронавирусом. Более того в ряде стран максимальная концентрация на жесткой борьбе с ковидом привела к коллапсу не только бизнеса, но и социальной сферы и здравоохранения», — отметил он. 

По мнению Данилина, худшим примером в этой ситуации является Израиль.

«Ситуация с заболеваемостью с Израиле достаточно сложная, тем более данные из страны стали поступать нерегулярно. Основная проблема была не в росте заболеваемости, тем более, что смертность там на довольно низком уровне, а в том, что на фоне массового тестирования оказались парализованы не только армия, транспорт и социальные службы, но и Минздрав в целом», — подчеркнул эксперт. 

Он добавил, что уровень ограничений не коррелирует с заболеваемостью ковида, если посмотреть на опыт других стран.

«Страны с наиболее жесткими мерами имеют наиболее высокий рост случаев коронавируса, чем те, где эти ограничения слабее. Это действительно так. Второй вывод тоже правильный: избыточное тестирование приводит к перегрузке системы здравоохранения. Здесь пример Израиля наиболее показателен, где коллапс чуть не привел к потере системы управления страной», — сказал Данилин.

Эксперт также привел в пример Кипр, где с 10 января выступили в действия новые правила по борьбе с распространением коронавирусом. Среди них — предъявление отрицательного результата теста в первый учебный день в 2022 году. Тестирование должны были пройти 130 тыс. учащихся. При этом очереди в поликлиниках привели к семикратному всплеску заражаемости: с 800 до 5 тыс. человек.

«Еще одна проблема гиперактивного тестирования связана с тем, что в первый день учебы в школу не смогли выйти более 500 учителей, которые сидят на карантине или являются „близкими контактами“. При этом нет никакой корреляции между ростом заражаемости и смертностью, которая находится ровно на том же уровне в аналогичном периоде», — отметил он.

Помимо этого Данилин привел в пример опыт Филиппин, где глава государства в начале января объявил о том, что невакцинированные жители не имеют права выходить из своих домов под страхом ареста и уголовного преследования. 

«Всего на Филиппинах вакцинировано 55% населения. Соответственно, после помещения под домашний арест около 45% людей можно было бы ожидать некоторого снижения заболеваемости. Однако мы видим, что в первых числах января заражение было на уровне 3-5 тыс., а уже на следующий день после того, как все были помещены под домашний арест, число заражений достигло 37 тыс. и остается стабильно высоким», — заявил эксперт. 

Данилин добавил, что в первую очередь необходимо задумываться об адекватности мер, иначе они могут нанести непоправимый ущерб репутации государства. По его словам, в этом плане Россия является золотой серединой особенно на фоне Филиппин и Израиля. 

Руководитель Экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов отметил, что волна, вызванная «омикроном», действительно уникальна. По его словам, победить распространение нового штамма невозможно, однако он значительно менее опасен, чем предыдущие.

«На опыте других государств мы можем предположить, как все будет развиваться в России. Три недели резкого роста вертикально вверх, потом падение, медленнее, чем рост, но тоже достаточно резкое. Три недели — это не с первого дня распространения „омикрона“, а всего. Понятно, что Россия — большая страна и каждая область будет проходить эти три недели роста в своей логике и времени. Из-за этого будет впечатление, что у нас это все длится подольше, но оно неправильное. В сравнении волн и их длины нам нужно ориентироваться на большие населённые страны, например, Бразилию или США, а не на маленькие европейские государства», — пояснил Кузнецов.

По его словам, на пике и этапе роста 25-30% от всех тестов являются позитивными. 

«На практике это означает, что стоит в очереди три человека, один из них позитивный. Сколько позитивных людей будет завтра при трансмиссивности „омикрона“? Все трое. А при этом при перегрузке системы тестирования, тесты единственного позитивного придут через неделю, то есть сам процесс тестирования теряет всякий смысл. При этом именно очереди на тесты являются одним из главных мест распространения „омикрона“, как показывает европейский опыт», — сказал он. 

Кузнецов добавил, что главный вопрос как сократить издержки (экономические, медицинские), а не победить «омикрон».

«Несмотря на легкость симптомов, из-за большого количества зараженных люди будут тяжело болеть и умирать. Эти смерти и тяжелые течения будут вечным аргументом, чтобы не смягчать, а ужесточать ограничения. То есть из-за относительно позднего прихода „омикрона“ Россия сегодня на распутье: можно повторять ошибки стран, можно попытаться придумать что-то новенькое (например, в США в разгар волны сказали, что обычные маски не защищают, нужны респираторы), можно сделать все по-другому при понимании, что уровень ограничений никак не коррелирует с заболеваемостью, а страны с наиболее жесткими мерами имеют более высокий прирост случаев коронавируса в отличие от тех стран, где ограничения слабее», — добавил он.

По словам Кузнецова, одна из ошибок — избыточное тестирование. Оно приводит к перегрузке системы здравоохранения, задержкам результатов со стороны лабораторий, росту стоимости тестов.

«При этом надо понимать, что позитивное тестирование ведёт к изоляции контактных, в ключевых местах инфраструктуры возникает недостаток людей. Прежде всего в больницах, потому что врачи тестируются бесконечно, бесконечно становятся позитивными, и вот в какой-то из весёлых дней начала 22-го года в Великобритании не вышли на работу какие-то адовые тысячи врачей, и система встала. При этом эти тысячи врачей, надо понимать, это не больные люди, это здоровые люди с позитивным тестом», — подчеркнул он.

Эксперт добавил, что перегрузка системы здравоохранения при «омикрон»-волне — это не перегрузка системы вирусом и настоящими больными. 

«Это перегрузка системы вследствие правил, принятых в предыдущие волны. Тут я отмечу ряд европейских стран, потому что даже позитивные в больницах остаются на своих местах, а не свозятся в ковидарии в случае бессимптомного носительства. Я имею в виду госпитализированных по причине своих болезней, включая инфаркт, инсульт и острые травмы. Вообще снижение нагрузки на систему здравоохранения — это магистральный путь развития ситуации. Пример — дистанционное общение при получении и главное при выходе из больничного», — заметил руководитель Экспертного совета ЭИСИ. 

По мнению эксперта, по-настоящему перегружает систему здравоохранения запугивание и высокий уровень тревожности населения, которое обращается в больницы к врачам при каждом удобном и неудобном случае. 

В заключении эксперт представил обнародованный испанскими институтами управления здравоохранения план по возвращению Испании в ситуацию старой нормальности

«Итак: «1. Отказ от подсчёта числа новых случаев, введение новой системы учёта госпитализированных с COVID-19, различающей госпитализацию из-за ковида и из-за того, что коронавирус вызвал декомпенсацию других заболеваний, случайные находки COVID-19 при госпитализации по другим поводам и внутрибольничных инфекций. 2. Отказ от попыток снизить общую заболеваемость, концентрация на защите уязвимых групп, вакцинация и ревакцинация, ношение масок, действия по предотвращению COVID-19 в домах престарелых — это основные усилия на испанском правительстве, которые они хотят принимать», — рассказал Кузнецов. 

Он добавил, что COVID-19 был и остаётся достаточно тяжёлым инфекционным заболеванием для групп риска.

«Люди будут продолжать заболевать и будут в т. ч. продолжать погибать, и от ковида, и с ковидом, если другие заболевания у них достаточно тяжёлые. Это надо понимать, с этим мы не справимся никогда», — резюмировал он.
© 2008 - 2022 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года, Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-82371 от 03 декабря 2021 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".