Статья
6739 27 июля 2021 12:24

Упрямство осмысленного иммунитета

Когда несколько лет назад, Евросоюз спустил своим членам и соратникам одну из многочbсленных «методик» по подавлению личного естественного иммунитета, никто ни сном, ни духом не связал бы эти новые «правила» с событиями последующей пандемии.

Европейские рестораторы в тот год получили жёсткое указание оповещать клиентов о возможных «опасных» ингредиентах в предлагаемой им пище. В «опасные» одним махом были зачислены все натуральные вкусосодержательные и вкусоопределяющие компоненты, внезапно обналичившие целый пласт хрупчайшей (по состоянию здоровья) публики, категорически не переносящей клейковину, арахис и сельдерей. Hе говоря уже о соли, сахаре, солнце и сквозняках.

Изначальные директивы требовали от рестораторов устного оповещения о возможных кошмарах, которыми придётся расплатиться за полученное «от пуза» удовольствие. Очень скоро, однако, рьяные технократы возжелали письменных предупреждений прямо в меню: к каждому блюду потребовали аннотацию, подтверждающую, что оно не содержит ни рыбы, ни мяса, ни клейковины, ни арахиса, ни каких бы то ни было других компонентов, удовлетворяющих аппетит и способствующих желанию вкусно жить. А потому не в состоянии вызвать малейшую аллергию, раздражение или нетерпимость у мнительных или малахольныx посетителей. Каковые, к слову, появились и начали лихорадочно размножаться в Америках и Европах, непосредственно вслед за установкой «как бы чего не вышло». В полной согласованности с известным анекдотом:

— Сёма, домой!
— Я замёрз?
— Нет, ты хочешь кушать!

В те первые годы уже подступающего мрака всеобщего санитарного безумия, мне довелось оказаться в одном из самых замечательных гастрономических ресторанов французской глубинки, где буквально ювелирное с точки зрения мастерства меню открывалось вопиюще не политкорректным предупреждением, дословно предлагающим всем посетителям, не переносящим запахa и вкуса настоящей кухни пойти в другое, более подходящее их личному политкорректному метаболизму заведение. Дословно это выглядело так:

«Oповещаю уважаемых клиентов, что все без исключения наши блюда содержат все существующие в мире гадости!!!

Клейковину, орехи, арахис, яйца, рыбу, сою, моллюсков, сельдерей, горчицу, кунжут и многие прочие ужасы.

Тем, кто боится всей этой вкусноты, я с удовольствием дам множество надёжных адресов, где вся еда стопудово гарантирована пастеризованной, отбеленной хлоркой, лиофилизированной, сублимированной, без единой бактерии, ни единого аллергена, безвкусной и безопасной...

А всем остальным я рекомендую остаться в нашем ресторане и просто доставить себе удовольствие от любимой пищи!»

Ресторан этот, к слову, почти в 300-х км от французской столицы, несмотря на серьёзную удалённость от наезженных дорог и заезженных достопримечательностей, даже в абсолютное туристическое «внесезонье», никогда не простаивал с полупустыми залами и пережил оба локдауна, как лёгкий насморк. Непримиримые знатоки гастрономии и новые клиенты мгновенно заполонили его помещения и планинг на месяцы вперёд, сразу по (временном) окончании «ограничительных мер».

Что лишний раз подтверждает нерушимую аксиому про «сколько волка ни корми», а вкус к прекрасному из области высокой гастрономии он не потеряет, травоядным не станет и от «следов арахиса в масляных добавках» не откажется. Но будет настырно отматывать километры и километры до того алтаря, на котором ему поднесут настоящее кулинарное искусство.

Точно так же, как настоящие театралы будут брать в осаду только те сцены, с которых продолжат транслировать оригинальные тексты, без политкорректных подтирок, навязанных новой санитарией. Настоящие библиофилы будут зубами и когтями oхранять бумажные книги, из которых невозможно вымарать истину в первозданном виде, заменив её на упpощённый электронный вариант. А настоящие любители музыки продолжат посещать только те залы, где из симфонических оркестров ещё не исключили духовые и ударные инструменты, сотрясяющие воздух и способствующие распространению новых опасных мутаций невидимой миру... мысли.

О любителях не обработанной антисептиками жизни, тех, кто во всех смыслах и всех областях человеческой деятельности едал многое послаще морковки, вкусил и не забыл, я здесь промолчу. Для порабощения этих, им придётся долго и тщетно стирать память спешно внедряемыми «новыми технологиями».

Три года спустя, после моей первой дегустации и публицистического отчёта о ней (в статье под заголовком «Сопротивление вкуса»), я снова побывала проездом в этом ресторане, с интересом ожидая запечатлеть возможные изменения в его внутренней и внешней политике, в связи с грядущим введением ковид-паспортов и другими достижениями санитарного террора.

Кроме обязательного ношения прозрачных пластиковых козырьков и «надподбородников», ограждающих от взбрызгов слюны, но не скрывающих лица и не отменяющих трансляцию эмпатии через традиционную мимику, никаких измeнений в этом центре сопротивления вкуса не обнаружилось.

Напомню, что всем этим людям и их коллегам по всей стране пред]явлен ультиматум: всего через несколько дней они должны будут уволить всех здоровых сотрудников, отказавшихся от принудительной вакцинации и устраниться из собственных заведений, если они не укололись сами. Затем, не впускать ни внутрь, ни на террасы клиентов без должной отметки о получении вакцины в новёхоньких санитарных паспортах.

Ещё несколько лет назад, когда Евросоюз спускал регулярные методички по подавлению естественных идентичностей своих членов, никому и в голову не приходило, как скоро это начинание аукнется полной и всеобщей униформизацией санитарно-масочного режима, в котором станет невозможно противостоять навязанной глупости простым чувством юмора, без более агрессивной поддержки. Не поддавшиеся всеобщему смирению и выстоявшие тогда, сегодня оказались наименее отдрессированными исполнителями, спoсобными отстаивать собственную волю в условиях уже прямой конфронтации разума с агрессией бессмысленного принуждения.

На мои настойчивые расспросы о подготовке к эре ковидо-надёжных и ковидо-безнадёжных граждан, мне очень спокойно и твёрдо дали понять, что в этом конкретном уголке планеты ближайшего подчинения санитарной диктатуре не ожидается. Более того, мне прямо заявили, что сопротивление всех «вкусовых категорий» традиционного «искусства жить» в одной маленькой европейской стране готовит ковидо-карателям серьёзный сюрприз не только в живописных глубинках, но и по всему периметру распространения сектарной мозговой инфекции, имя которой пандемия и свидетели её.

На вопрос, каким такими «вилами вкуса» все любители до-пандемической жизни собираются противостоять батальонам ковидо-карателей и штрафам с до-пандемической жизнью несоизмеримым, — мне, подмигнув, сообщили самую верную и народную из мудростей — поживём, увидим. И добавочную: предупреждён — вооружён. В том смысле, что пока мы помним весь этот нечистый и несовершенный до-пандемический мир, с его допотопными страхами, вкусами, мечтами и бактериями, не биться за него до последнего вздоха будет невозможно, cколько этот упрямый иммунитет ни подавляй.

Вот тогда, я не к ночи вспомнила, что во всех религиях мира нечистую силу разного пошиба побеждали стойкостью, подпуская так близко, насколько хватало смелости, чтобы выдержать, не психанув обидно рано. Выстоишь — подойдёт впритык и сгинет как ни бывало. Бросишься бежать — помрёшь, просто с перепугу.

Захотелось непременно дожить и посмотреть. Из принципа. Из вредности. Из профессиональной деформации: не терпится о них рассказать. Что всё-таки будет, когда эта новая диктатура подойдёт впритык — yстоим или рванём, сломя головы, опережая собственный сердечный стук, на разрыв последней аорты?

На всякий случай, давайте поживём.

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.

*Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии для сайта Cackle
© 2008 - 2021 Фонд «Центр политической конъюнктуры»
Сетевое издание «Актуальные комментарии». Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-58941 от 5 августа 2014 года. Издается с сентября 2008 года. Информация об использовании материалов доступна в разделе "Об издании".